eaa7eba2     

Еловенко Вадим - Зло Неизбежное



ЕЛОВЕНКО ВАДИМ
ЗЛО НЕИЗБЕЖНОЕ
  
  
"Ни одно научное открытие не делится на сугубо мирное
или военное. Как и в человеке в нем можно найти
возможности применения, как для мира, так и для войны.
Только от человека зависит, как оно будет применено.
Но от чего или кого зависит человек и его выбор?
Нет ответа. Нет научного ответа.
И значит наукой в данном вопросе управляет хаос.
А хаос может привести только к хаосу"
Один неглупый человек.
  
  
   Из воспоминаний Стаса.
  
   - Что с ним было потом?
   - Потом? - Мирон пожевал губами и плеснув себе водки, у Стаса был еще полный стакан, ответил: - Он покончил с собой.
   - Зачем? У него же все получилось? Что хотел он получил. Сам же вернулся его никто не ловил.
   Опрокинув в себя содержимое стакана и скривившись не в силах, что-либо выговорить, Мирон помахал в воздухе ладонью и промычал недовольно, возмущенно можно сказать промычал. Выхватил из пепельницы свой не потушенный окурок, раскурил и глубоко затянувшись ответил на выдохе выпуская клубы дыма:
   - Кто сказал, что у него все получилось? Нет, брат, не все. Далеко не все.
   - Но ведь Гриша погиб, а Олег и того хуже пропал в пустыне - Стас, недоумевая, пожал плечами - для него ведь складывалось все как нельзя лучше. Враги погибли, "наши" победили.
   - А Олеся? А Петр? Он же в них души не чаял. Жил то собственно для них только. А когда вернулся их уже и нет.
   Стас отмахнулся пренебрежительно:
   - Да, ну, брось ты это. Они же от него и бежали, когда все началось. Я столько занимаюсь его делом что, кажется, знаю его больше, чем он сам знал себя.

Глеб мог напиться, мог побуянить, проявив свои таланты, но руки на себя наложить... это вряд ли.
   Мирон нахмурился, молча подцепил вилкой кусок огурца. Замер, поднеся его прямо к губам. Спустя минуту помялся и захрустев огурцом сказал:
   - Для суицида - помахивая в воздухе пустой вилкой, заявил он - иногда нужно и гораздо меньшее. А об Олесе и Петре он узнал уже значительно позже от Семена. Это когда он уже сам сдался и месяца два в камере отсидел.

Да и никто не знает толком, что там Семен с Глебом делал. Вернее знают и немало, но все молчат. Боятся, понимая, что это от государства спрятаться можно, а вот от Семена вряд ли.
   Стас подумал и сказал:
   - Я видел почти все записи допросов Глеба и могу сказать, что там все в норме.
   Мирон махнул рукой усмехаясь:
   - А те что не видел? Семен притащил из Москвы пять спецов. Ну, сам понимаешь каких... да тех самых.

Ты видел хоть одну пленку с их участием? Нет? И я про тоже говорю.

А я знаю что они с Глебом разве что не ночевали. Так что твои "почти все", это бред. Как мой племянник выражается "зэ брэд оф сив кэбл". Я вообще не понимаю какого хрена ты тут торчишь.

Официальный итог расследования известен и тебе и мне. Он был известен еще до тебя.
   Стас взял свой стакан в руки, встал и подойдя к окну сказал со вздохом:
   - Управление почему-то решило чтобы я этим занялся. Они не верят, что это был дефект материала. Сказали чтобы взглянул сам.
   Мирон ехидничая спросил:
   - Ну, и как?
   Стас повернулся к нему ответил улыбнувшись:
   - А никак... мне еще в управлении сказали, что от меня обязательно утаят все важное и подсунут красивую, а главное простую, "липу".
   - Зачем они вообще сунулись?
   - Я их спросил по другому. Я спросил почему сюда не послать роту ВДВ и взять под контроль и Институт и Базу.
   Мирон, улыбаясь, сказал:
   - Роты, это... маловато. Тогда надо батальон гнать. Рота поляжет то



Назад