eaa7eba2     

Елин Николай & Кашаев Владимир - Звезда Поэта



Николай Елин, Владимир Кашаев
ЗВЕЗДА ПОЭТА
Поэту явилась муза. Во сне. Будто бы села она на край
кровати и говорит вроде с укоризной:
- Ты всё спишь? Так ведь и талант проспать можно.
Другие-то в это время работают, творят чего-нибудь.
- Так ведь ночь же на дворе,- недовольно отвечает
поэт.
- Ну и что же, что ночь. Это, если хочешь знать, самое
лучшее для поэта время. Луна там разная, звёзды...
- Меня это не вдохновляет,- сухо сказал поэт.
- Ну?! - удивилась муза.- Так у тебя что же, и
звезды своей нету?
- Какой звезды?
- Путеводной, какой же ещё! У каждого человека своя
звезда должна быть. А уж про поэта и говорить нечего.
- Вот ещё, со звездой возиться,- поморщился поэт.-
Своих хлопот полон рот. Мне бы лучше ссуду получить. А от
этой звезды какой прок?
- Как какой? Вот чудак! Да ведь пока она светит, тебе
всё время везти будет!
- Ну да? - изумился поэт.- В самом деле? Если так,
завтра же присмотрю себе звезду подходящую.
- А вдруг завтра пасмурно будет? - возразила муза.-
Давай уж лучше сейчас. Вон какое небо звёздное...
Поэт чихнул, перевернулся на другой бок и проснулся.
- До чего странный сон,- пробормотал он.- А что,
может, и вправду... того... попробовать?
Он посмотрел в окно. С кровати ему была видна только
одна звезда, обосновавшаяся в небе совсем низко. Она была
неприветливого беловато-оранжевого оттенка, но выбирать не
приходилось, потому что подходить к окну и искать другую у
поэта не было настроения.
- Вот это и будет моя звезда,- решительно сказал он,
снова отвернулся к стене и удовлетворённо захрапел.
Поэт проспал до обеда. Потом он принимал ванну, листал
от скуки старые журналы, чистил ногти и благополучно
дотянул до вечера. Посмотрев напоследок телевизор, он уже
хотел ложиться спать, но вдруг случайно поглядел в окно.
Небо казалось занавешенным серым солдатским одеялом. И
только над самым горизонтом ярко светилась
одна-единственная звёздочка оранжевого оттенка.
- Мда,- сказал поэт и почесал в затылке.- Однако...
Он вздохнул, достал карандаш и бумагу и принялся за
работу. Сначала дело подвигалось туго, но потом откуда-то
неожиданно пришло вдохновение. Поэт забыл обо всём. Он
ходил по комнате, грыз карандаш фабрики "Гранит" и в
сладких муках рождал стихи. К утру были готовы цикл
сонетов и тексты двух песен для телепередачи "А ну-ка,
дедушки!"
Поэт удивленно посмотрел на себя в зеркало и лёг спать.
Проснулся он к вечеру. Побрился, повязал широкий галстук и
пошёл в кафе на углу, где ежедневно собирались его
приятели. Но едва он вышел на улицу, как перед глазами,
словно красный глаз светофора, запрещающе засветилась всё
та же бело-оранжевая звезда.
Поэт резко остановился, нахмурился и, обидевшись,
повернул домой. До рассвета он успел создать новую поэму и
стихи, рекламирующие серебристый хек.
Так продолжалось каждую ночь. Неугомонная звезда не
давала ему выходных. Шёл дождь или завывала пурга,
пасмурное ли было небо или сияло чистотой, как носовой
платок фокусника,- но каждый вечер в одном и том же месте
зажигалась невзрачная оранжевая точка. Поэт работал как
проклятый. Из-под его пера выходили вещи одна лучше
другой. Его трудолюбие приводило в изумление даже видавших
виды усидчивых романистов.
Но однажды поэт случайно взглянул в окно весенним
солнечным днём и замер в удивлении. Его звезда горела на
небе как ни в чём не бывало. Взволнованный, он протёр
глаза, выбежал на улицу и всё понял. Его труженица-звезда
оказалась просто оранжевой лампочкой, укреплён



Назад